Главная » Статьи » Зарисовки

Полчаса
До моей смерти оставалось чуть более получаса. 

А вечернее солнце все также равнодушно взирало на мир сквозь пелену облаков подслеповатым, мутным глазом. И скрипел под ногами последний, ещё не растаявший снег. Снег ждал весны. чтобы пролиться наконец звонкими ручейками, чтобы избавиться от разъедающей его плоть соли, от песка, превращающего его в бурую грязь. Но весна все не шла. И, казалось бы, что её вообще не существует, если бы не редкие оттепели, что давали снегу надежду. Он подтаивал, а на следующее утро покрывался ледяной коркой, словно заживающая рана струпом. 

Снег умирал уже довольно долго и привык. 

Знакомый маршрут растянулся до бесконечности. Я бездумно переставляла ноги и думала, что никогда не дойду до конца. Так и буду идти всю мою оставшуюся жизнь. 

А в конце пути меня ждал ОН. 

ОН прятался от ветра за стеклянной стенкой автобусной остановки, а в его руках на общем черно-сером фоне ярким пламенем горел цветок. Словно вырванное из груди сердце. Я не люблю, когда мне дарят цветы. но ОН почему-то никак не хотел этого понять и каждый раз приходил на свидание с ярко-красной розой. Я как-то намекнула ему, что такой как я, больше подходят лилии, нежели розы. Но ОН сказал, это традиция. Наверное, ЕГО традиции важнее моих. 

Говорят, цветы, подаренные любящим человеком, стоят долго. У меня же они вяли практически на следующий день. 

Перед моим домом подрезали кусты, которые разрослись за прошлое лето и не пропускали свет в окна первого этажа. Теперь срезанные прутья лежали вдоль дороги, словно приготовленные для погребального костра. Костра, на котором суждено сгореть этой последней в моей жизни зиме. 

Что ж, однажды начавшееся. обязательно приходит к своему логическому завершению. Как сорванный цветок незаметно, но неотвратимо начинает вянуть с той самой секунды, когда его отделили от корней, так и моя жизнь после встречи с НИМ начала меняться, с каждым мгновением превращаясь в ссохшуюся копию самой себя, приближая развязку. Наверное, таков и есть установленный порядок вещей. И нарушать его ни к чему. 

Может быть, поэтому я, зная, что через каких-то полчаса меня уже не будет, все же шла вперед. И под моими ногами обреченно хрустел последний умирающий снег. 

В конце пути меня ждал ОН. И это знание билось неистовым пульсом в висках. 

Мы встретились в середине зимы, перед самыми праздниками. И, хотя праздники наши были разными, мы оба были одинаково опьянены безудержным весельем и каким-то совершенно детским предчувствием чуда, которое снисходит на людей зимой. И разговорились. 

ЕГО имя обжигало. Живым огнем растекалось по телу, выжигая внутренности, расплавляя мысли, смазывая слова в одну невразумительную бурую кашицу. И, казалось бы, шут с ним, вздохни -- и догори до конца. Но снаружи тело покрыла какая-то непроницаемая ледяная короста, не выпускающая наружу и капельку тепла. Так я и жила -- не в силах сгореть, не в силах растаять, -- на перекрестке между двух миров. 

ЕГО мир манил меня резкостью и яркостью красок. ЕГО мир был миром, где люди стали равны Богам, а Боги, став ненужными, сошли со сцены. Миром, в котором, казалось, все было возможно. он так сильно отличался от мира, в котором жила я. Мира, сплетенного из туманов и серебра северного ветра. Мира теней и призраков, живущих по своим издревле установленным законам. Мира, в котором все было расплывчато и неуловимо, словно весенние облака в ещё по-зимнему тяжелом небе. И единственным ярким, цветным пятном в этом мире были ЕГО глаза. 

И вот однажды я захотела быть с НИМ. Быть ЕГО. 

Нет, сказал ОН, наша встреча -- чудо. Если бы ты ушла со мной, это тоже было бы чудом. Но ты ведь не веришь в чудеса. К чему делать то, во что не веришь?.. 

Чудеса... Всю мою жизнь я имела дело с магией, тем странным искусством, с чудесами никак не ассоциирующимся. Магия заменяла собой все: отца, мать, семью и друзей. Магия была жестоким и ревнивым божеством, которому нужно было посвятить всего себя, чтобы наконец стать свободным. 

Две дороги, сказал ОН, твоя и моя -- выбирай, какой ты идешь дальше. 

В тумане я видела лишь ЕГО протянутую ладонь. 

Как и ожидалось, ОН прятался от ветра за стеклянной стенкой автобусной остановки. В серой пелене увядающего дня ярко-красный цветок в ЕГО руках казался мне неуместно нарядным. В тот миг, когда ОН шагнул мне навстречу, я поняла, что сделала выбор. 

Оставленные мне полчаса катастрофически истекали. 

*** 
...мир взорвался снопом ослепительных золотисто-оранжевых искр. И на короткое мгновение я увидела этот мир ЕГО глазами. Казалось, кто-то протер тряпочкой запылившееся, давно немытое окно. И теперь пейзаж за окном сверкал ярко и празднично, словно и правда появился на свет лишь мгновение назад. 

ОН притянул меня к себе и положил мою голову себе на плечо. На обнимающей меня руке были часы. Со странным спокойствием я поняла, что мое время уже давным-давно истекло. 

-- Почему? -- тихо спросила я, -- почему я выбирала? Почему не ты? 

ОН не отвечал. Развернувшись на подушках я с удивлением обнаружила, что ОН уже спит, счастливо прижимая меня к себе. 

За окном наступила ночь. И в сгустившихся сумерках в город прокралась весна. Завтра снег прольется наконец звенящими ручейками и больше уже не замерзнет. А я? Меня завтра уже не будет. 

В свой самый последний миг я увидела себя со стороны. Так, как меня видел ОН. И не узнала. Та, другая я, пошевелилась во сне и снова положила голову ЕМУ на плечо. Назавтра её ждала весна. 
Категория: Зарисовки | Добавил: Тайхэлле (16.Сен.13)
Просмотров: 85 | Теги: виньетки, зарисовки, taichelle, стихи, Тайхэлле | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: